Читать в оригинале

<< ПредыдущаяОглавлениеСледующая >>


§ 2. Физики об интуиции

Получилось так, что большинство законов, сформулированных на основе наблюдений за феноменами природы, принадлежат физикам. При этом обычная схема физических открытий, в общем, всегда примерно одна и та же: существует ряд экспериментов или наблюдаемых явлений, которые не могут быть объяснены в рамках старой теории, поэтому на смену старой теории приходит новая, которая объясняет и старые факты и новые факты, противоречащие старой теории.

Удивительно в этой схеме не то, что отыскивается новая теория, а то, что построенная по такой схеме теория является правильной (способна предсказывать новые явления). Действительно, в принципе существует огромное число формальных «законов», которые могли бы объяснить все известные факты, но которые ничего общего не имели бы с истинными законами природы.

Так, чтобы построить теорию относительности, надо было построить теорию, которая содержала бы в себе классическую механику и объясняла бы еще два-три факта, главный из которых опыт Майкельсона. Формально таких теорий много. Как же нашел Эйнштейн свою знаменитую теорию?

В общем, физики единодушны в объяснении этого феномена – они ссылаются на интуицию ученого. Однако даже проявление интуиции (не говоря уже о том, что такое интуиция) физики определяют по-разному. Одни говорят, что с их точки зрения теория должна быть наиболее красивой, другие – необычной, третьи, напротив, считают, что теория должна быть наиболее простым правилом, объясняющим мир. Иначе говоря, физики понимают, что для выбора правильной теории одного объяснения фактов явно недостаточно, и поэтому теория, объясняющая мир, должна, по их мнению, удовлетворять еще и некоторому экстремальному свойству (одни называют его красотой, другие – необычностью, третьи – простотой и т. д.).

 



<< ПредыдущаяОглавлениеСледующая >>